Background Image
Table of Contents Table of Contents
Previous Page  9 / 640 Next Page
Information
Show Menu
Previous Page 9 / 640 Next Page
Page Background

• ^

6

продолжение колонизационного процесса, начатого в предшествующую

10

эпоху .

Профессор Й .П . Нильсен преувеличивает значение норвеж­

ского фактора в истории колонизации Мурманского побережья и

не обращает внимание на тот позитивный опыт, который накоплен

российской историографией11. Если бурно развивающаяся по ту сто­

рону границы норвежская провинция Финмарк и могла послужить

неким «образцом» для тех российских чиновников, кто участвовал

в проекте разработки правительственных льгот для переселенцев на

Мурманский берег, то явно не главным, определяющим. Обладая

громадной территорией, Российская империя к тому времени уже

выработала собственные подходы при проведении промышленно -

колонизационной политики, которые наряду с Мурманом приме­

нялись во многих других ее частях: в губерниях и областях Сиби­

ри, Дальнего Востока, Закавказья, Причерноморья, калмыцких

степях12. Имидж Мурмана как старинной рыбопромысловой базы

всероссийского значения содействовал вписыванию имеющейся ин­

фраструктуры в определенные экономические перспективы, что, в

свою очередь, привело к коррективам в государственной политике.

Основополагающие документы, направленные на заселение Мур­

манского берега, были изданы в период царствования Александра

II — эпоху «Великих реформ», когда скованный радикальными пре­

образованиями государственный организм остро нуждался в новых

источниках доходов.

Первым «колонизационным» законом из «мурманской серии»

традиционно считается Высочайше утвержденное положение Ко­

митета Министров Российской империи «О дозволении норвежцам

переселяться в бывший Кольский уезд Архангельской губернии» от

31 августа 1860 г.13 Но данный документ имеет свою специфику.

Во-первых, речь в нем шла о переселении не на Мурманский берег, а

10 Попов Г.П., Давыдов Р.А. Мурман: Очерки истории края X IX — начала Х Х в. — Ека­

теринбург, 1999. С.195.

1 Его коллега норвежский историк У.Г. Андерссон также предпочитает не замечать новейших

тенденций в российской историографии Мурмана, полагая, что последнюю поразила «центро-

стремительность». См.: O. G. Andersson. Local and regional historical research in the Russian and

Norwegian North. The turn to the border / / Россия и страны Северной Европы: физические и

символические границы: сб. статей V международного Киркенесского семинара историков. —

Петрозаводск, 2016. С.143-150.

12 Любавский М .К. Обзор истории русской колонизации. — М., 1996. С.392-488.

13 Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е (П С З -II). № 36122а.